Перезахоронение останков иеродиакона Моисея и монахини Таисии

Перезахоронение останков иеродиакона Моисея и монахини Таисии

12 мая 2018 года на монастырском кладбище были перехоронены останки двух монашествующих, подвизавшихся в кипячевском мужском монастыре.

После закрытия монастыря в 1934 году монахи вынуждены были покинуть эти места. И только сейчас, спустя 84 года, появилась возможность вернуть их в родную обитель…

Один из основателей обители иеродиакон Моисей, в миру Максим Петрович Кириченко, подвизался на Святой горе Афонской, где и хотел принять монашеский постриг. Но, из-за слабого здоровья, пробыв здесь всего год (1911) вынужден был вернуться домой.

Сражался в Отечественную войну 1914 года, был контужен. Максим Петрович не был женат, и решение крестьян о создании монастыря возле чудотворного кипячевского источника воспринял, как призыв к монашескому подвигу, ведь недалеко от места явления иконы Божией Матери Казанская находилась его земля. Он подарил монашеской общине свой надел и принял постриг с именем Моисей. В первые годы нёс послушание эконома монастыря, а после гибели игумена Константина, был рукоположен в сан иеродиакона.

Был арестован 8 марта и 31 августа 1928 года Особое совещание при коллегии ОГПУ постановило: «Кириченко Максима Петровича выслать через ПП (*полномочного представителя) ОГПУ в Среднюю Азию, сроком на 3 года, считая срок с 8.03.28 г.».

Позже особое совещание при Коллегии ОГПУ от 5 января 1932 года приняло решение продлить срок ссылки на три года. В 1934 году его поселили в городе Бек-Буди (ныне Карши, Узбекистан).

В 1947 году иеродиакон Моисей вернулся в Чоповичи и несколько лет служил диаконом в храме родного села. Зарабатывал на жизнь различными ремёслами.

Скончался исповедник 4 июня в 1966 году и похоронен на кладбище села Чоповичи. Жизнь иеродиакона Моисея являет собой образец цельной личности. Когда рухнули все устои православного государства, восторжествовало воинствующее безбожие, он избрал подвижнический образ жизни: по слову Господа, оставив всё своё имущество, подвизался в монастыре. Когда же Господь призвал его к исповедническому подвигу, то он со смирением понёс этот крест.

Монахиня Таисия (Халупина?)

О монахине Таисии пока известно не много. Поэтому мы приведем  имеющиеся данные, которые сейчас уточняются.

Монахиня Таисия пришла в Кипячевскую обитель вместе со своим братом в  1920-х  годах из Белоруссии.

С 1945 года она жила в Чоповичах  при храме. Пекла просфоры, убирала в церкви, хранила монастырский (кипячевский) архив (к сожалению, до наших дней он не сохранился).

Умерла в 1960-х годах в чоповической больнице. Была похоронена на сельском кладбище.

В годы гонений церковь выживала благодаря «белым платочкам»- женщинам, которые вместо мужей и братьев, воевавших на войнах или строивших социализм на великих стройках, смогли сберечь веру и сам образ простого христианина, каждый день живущего по заповедям Христовым.

Наши монастыри и память о них сохранилась благодаря таким незаметным «монахиням в миру» как Таисия.

Да упокоит Господь их добрые души, а прожитая ими нелегкая жизнь вдохновит нас верить, надеяться и любить.

Flickr Album Gallery Powered By: Weblizar

 

Иеродиакон Моисей

Один из основателей обители иеродиакон Моисей, в миру Максим Петрович Кириченко, тоже подвизался на Святой горе Афонской, где и хотел принять монашеский постриг. Но, из-за слабого здоровья пробыв всего год (1911) вынужден был вернуться домой. Здесь Максим Петрович, будучи русским патриотом, в 1913 году вступил в чоповичский «Союз Русского Народа» и в этом же году вместе с тридцатью односельчанами ездил в Санкт-Петербург на съезд Всероссийского «Союза Русского Народа» и на празднование трёхсотлетия Дома Романовых.

Отечественную войну 1914 года сражался за родину, был контужен. Всё то, за что проливал кровь Максим Петрович, февральская революция отвергла. В этом революционном 1917 году был разрушен не только русский государственный строй, но и промышленность, торговля, армия, а затем – опустошена душа народа. Людям свойственно поддерживать те идеи и организации, которые одобрены государством, однако когда нахлынут воды перемен, «преображаются» и их вкусы. Но Максим Петрович был человеком твердых убеждений; даже в годы советской власти, когда слово «монархист» означало «враг революции» и влекло за собой репрессии, открыто высказывал свои монархические взгляды. И если кого-то революция освободила от формального исповедования православной веры, то Максима Петровича она освободила от тех пут, что не давали осуществить давнее сердечное желание – принять постриг. Максим Петрович не был женат, и решение крестьян о создании монастыря возле чудотворного источника воспринял как призыв к монашескому подвигу, ведь недалеко от места явления иконы Божией Матери Казанская находилась его земля. Он дарит монашеской общине свой надел и принимает постриг с именем Моисей. В первые годы нёс послушание эконома монастыря, а после гибели игумена Константина, рукоположен в сан иеродиакона.

Если иеродиакон Моисей (Кириченко) стремясь к внутреннему совершенству, вёл духовную брань, то богоборцы, стремясь к улучшению государства, вели борьбу с врагами народа. 1928 год, в стране идёт борьба с кулаками и с их «пособниками» – православным духовенством. Местная власть, осуществляя политику центра, проводит репрессии. Арестовали иеродиакона Моисея 8 марта. Обвинение абсурдное: организация убийства «3-х монахов Кипяченского монастыря» с целью скрыть церковные ценности, которые изымало государство у Церкви. Однако автор обвинения «забыл», что убийство монахов произошло в сентябре 1921 года, а изъятие церковных ценностей – в апреле-мае 1922 года. Вскоре следствие отвергло обвинение. Внимательный следователь, беседуя с Максимом Петровичем, понял, что арестован убеждённый монархист. На предложение сообщить имена чоповчан-монархистов Кириченко ответил: «я их указывать отказываюсь, ибо не хочу, чтобы их вызывали». Один из свидетелей так характиризовал Максима Петровича: «Ярый монархист, который не может успокоиться по царской власти, часто от него можно услышать сожаление об царе, и всегда старается со всеми своими знакомыми на эту тему вести разговор. Кроме этого он всегда с крестьянами ведет разговор о церковных делах, о том, что якобы Советская власть хочет окончательно погубить христианскую веру и православную церковь». 31 августа 1928 года Особое совещание при коллегии ОГПУ постановило: «Кириченко Максима Петровича выслать через ПП (*полномочного представителя) ОГПУ в Среднюю Азию, сроком на 3 года, считая срок с 8.03.28 г.».

Видимо и в ссылке иеродиакон Моисей остался непреклонен перед волей врагов веры православной и русской монархии. Особое совещание при Коллегии ОГПУ от 5 января 1932 года приняло решение продлить срок ссылки на три года. В 1934 году его поселили в городе Бек-Буди (ныне Карши, Узбекистан). В 1947 году иеродиакон Моисей вернулся в Чопопвичи и несколько лет служил диаконом в храме родного села. Затем зарабатывал на жизнь различными ремёслами. Скончался исповедник в 1965 году и похоронен на кладбище сала Чоповичи. Жизнь иеродиакона Моисея являет собой образец цельной личности. Когда рухнули все устои православного государства, восторжествовало воинствующее безбожие, то он избирает подвижнический образ жизни: по слову Господа, оставив всё своё имущество, подвизается в монастыре. Когда же Господь призвал его к исповедническому подвигу, то со смирением понёс крест. Нравственный образ иеродиакона Моисея укрепляет нас в исповедовании веры, этим он дорог для потомков.